Развитие экономики региона — построение сильной России


25 мая на площадке Торгово-промышленной палаты РФ состоится очередной съезд Российского союза кожевников и обувщиков.

19 мая 2016


25 мая на площадке Торгово-промышленной палаты РФ состоится очередной съезд Российского союза кожевников и обувщиков. Своим видением сегодняшнего состояния кожевенной отрасли и её будущих перспектив поделился председатель совета директоров ГК «Русская кожа» Игорь Сурин.

Справочно

В 1916 году в Рязани на территории бывшей Троицкой Слободы появился небольшой кожевенный завод. С этого полукустарного производства, на котором трудились всего 70 рабочих, и началась история одного их ведущих кожевенных предприятий Восточной Европы — Рязанского кожевенного завода. С 1986 года начался новый этап истории кожевенного предприятия Рязани. Вместо старого производства был построен современный кожзавод. Масштабы нового производства были грандиозны: площадь Рязанского кожевенного завода составляла 480 тыс. квадратных метров. Сегодня АО «Русская кожа» не только самый современный кожевенный завод в России, но и крупнейшее предприятие такого профиля в Европе. На долю предприятия приходится 35% производства кож в России.


— Я не отношу себя к категории пессимистов, которые считают, что всё величие и мощь отрасли остались в прошлом, а удел сегодня — лишь выживать и продлевать своё умирание. Я искренне верю и всё делаю для того, чтобы страна могла гордиться своими предприятиями и товарами, а наши сотрудники работали в радость.

Действительно, сегодня сохранилось меньше половины кожзаводов, которые были на территории России до 90-х годов. Такая же ситуация и в странах бывшего Советского Союза. Причин произошедшего много, и мне не хочется тратить время на перечисление и рассуждения на эту тему. Я буду говорить о сегодняшнем и будущем отрасли.


Не модернизация, а создание нового

Сохранившиеся заводы обладают неплохим оборудованием и технологиями, позволяющими делать продукцию международного уровня. Однако говорить о том, что предприятия находятся в хорошем состоянии, я бы не стал. Во-первых, многие заводы размещены в старых корпусах с очень плохим состоянием коммуникаций. Очень большое количество ржавых конструкций, плохое освещение. Находясь на таком предприятии, чувствуешь состояние депрессии. И с трудом верится, что здесь можно производить конкурентоспособную продукцию.

Руководители этих предприятий обладают опытом производства продукции, в частности кожи. Они работали в разных условиях и им удалось сохранить ремесло и предприятия. Однако молодёжь на такие предприятия и в отрасль идёт неохотно, следовательно, и опыт не передаётся. Для современного поколения необходимы другие условия труда. Помещения должны быть светлыми, чистыми, орудия труда — удобными, одежда, несмотря на то, что она рабочая, должна быть красивой и модной. Там, где процесс может быть автоматизирован, его необходимо изменять и делать современным. Всё должно становиться более технологичным. Только так мы сможем привлекать молодых, умных и талантливых сотрудников в нашу отрасль.

Для этого должны быть созданы стимулы не для модернизации старых заводов (под модернизацией сегодня понимается замена станков), а замена старых заводов на новые, современные предприятия.

Это то, что касается технических, технологических и трудовых ресурсов.


Сырье и несырьевое будущее России

Натуральные продукты и материалы — хлопок, кожа, древесина — всегда ценились и будут цениться человеком. Эти ресурсы хоть и являются вспомогательными, но всё же ограничены и требуют серьёзных вложений для их воспроизводства.

В России, начиная с 90-х годов, поголовье скота КРС каждый год сокращалось. Это связано с отношением к сельскому хозяйству. Сейчас ситуация меняется, появились крупные и средние мясные и молочные холдинги, и я уверен, что с каждым годом количество шкур для кожевенных заводов будет увеличиваться. Но вопрос не ограничивается только количеством образования. Вопрос связан вообще с отношением к сырьевым ресурсам. Очень много противоречий.

«Несырьевое будущее России». Из этого посыла должно следовать стимулирование глубокой переработки, а не реализация в сырье. И в то же время защитные меры на вывоз не только не вводятся, но и ослабляются. Всё это объясняется просто: мы вступили в ВТО, должна быть свободная конкуренция. Процитирую информацию из одного издания: «Почти все ныне богатые нации стали промышленными благодаря двум вещам, которые сегодня глобальные торговые правила запрещают.

Первое — защита зарождающейся промышленности от иностранной конкуренции до тех пор, пока она сможет конкурировать на равных.

Второе — кража интеллектуальной собственности.

До 1920 года было много примеров, когда американские и европейские компании занимались и тем и другим». А сегодня, когда эти страны развились, они создают правила, сдерживающие развитие других, тем самым снижая конкуренцию для себя.

Следующее противоречие: дефицит и конкуренция ведут к росту цены, и сельхозпредприятия получают больше дохода. По факту дефицит ведёт к тому, что сельхозпредприятия совсем перестали заниматься правильной работой с сырьём, а это консервация, прививки, хранение, транспортировка. И в результате качество снизилось, и цена за это качество тоже. Следовательно, доход не вырос, а упал, а мы не можем найти качественного сырья для производства высококачественной кожи.

Речь идёт не только о шкурах крупного рогатого скота. Сегодня бережно и по-хозяйски необходимо относиться ко всем видам сырья. Это и шкуры овец, свиней и даже оленей. Например, мы у себя на предприятии организовали возможность переработки и шкур овец, и свиных шкур, готовы переработать и шкуры оленей. В то же время очень часто эти шкуры вынуждены закапывать, и вовсе не потому, что они не востребованы или их не умеют переработать. Если в этом вопросе немного разобраться, то оказывается, что в регионах, где культивируется выращивание оленей, вовсе не организован процесс сбора, селекции, консервации и хранения шкур. Следовательно, и логистика очень затратна, и качество очень плохое.

И опять же молодёжь в оленеводы не идёт потому, что всё делается по старинке, не формируется среда для современного подхода к этому виду деятельности. Я посещал за рубежом современные комплексы, которые занимаются только селекцией, сбором сырья и подготовкой его к продаже на перерабатывающие предприятия, и видел, как прекрасно они организованы.


Экологический аспект

Ошибочно мнение, что бизнес ради финансовой выгоды готов идти на нанесение вреда экологии. И необходимо их «душить» экологическими требованиями. Весь крупный бизнес точно является социально ответственным, да и в среднем, и в мелком редко встретишь негодяев. Просто нужно правильно понимать, что сама жизнедеятельность человека наносит вред окружающей среде, и необходимо последовательно действовать в направлении создания баланса между сохранением окружающей среды, социальной ответственностью и хозяйственностью во всех областях предпринимательства. Возьмём, к примеру, деятельность кожевенного завода: у большинства людей, которые не посещали современные кожевенные производства, сложилось мнение, что это «грязное производство». Рассмотрим деятельность мусоросжигающего завода по переработке отходов. Разве его деятельность экологически чистая? Конечно, нет, но польза от работы этого завода превышает тот вред, который будет нанесён, если отходы не будут переработаны. Все мы видим свалки.

Вот и кожевенный завод перерабатывает побочный продукт мясного скотоводства. Если этого не делать, то десятки тысяч тонн биологических отходов ежемесячно будут попадать на свалки, да эпидемия начнётся. А мы из этого делаем полезный и жизненно необходимый для человека материал – кожу. Кожа была и тысячелетия назад важнейшим материалом, и будет им оставаться всегда.

Существующая экологическая политика в отношении промышленных предприятий не делает разницы между отраслями, продуктами и не формирует отраслевых требований с учётом специфик производств, их возможностей. Когда мы говорим, что в производствах должны применяться самые современные экологические технологии, мы забываем, что они должны быть доступными и не приводить отрасль к неконкурентоспособности и невыгодности производить продукт. Это ещё одна задача государства — разобраться и сформировать программы поддержки, стимулирующие применять такую технику и технологии.


О государственных задачах

Нет оценки взаимозависимости отраслей и межотраслевой корпорации и синергетических эффектов. Так, например, все забывают, что одно рабочее место на кожевенном заводе создаёт шесть рабочих мест в других отраслях. Кожа используется не только на обувных, галантерейных, одёжных фабриках, относящихся к лёгкой промышленности, но и в авиастроении, автостроении, судостроении. Побочные продукты используются в медицине (заживляющие пластыри, капсулы для лекарств и т. д.), в косметологии, пищевой промышленности (желатин, колбасная оболочка). Из белковых отходов кожевенного завода делаются корма для рыб, птиц, добавки к кормам свиноводства и многое другое. Мы даём большой объём работы химической отрасли.

Это ещё одна задача государства — сделать оценку и сбалансировать потребности предприятий. А то получается, что одно развиваем, совсем не думая о тех предприятиях, которые должны обеспечить потребность или переработать продукцию и отходы этой отрасли.

Конечно, всегда главным был потребитель. Вот и для нас основным потребителем остаются обувные фабрики и наши граждане, которые покупают и носят обувь.

Я целиком разделяю и поддерживаю мнение своих коллег — руководителей обувных фабрик — в том, что необходимо доводить выпуск кожаной обуви в РФ до объёма 140 млн пар в год. Хотя бы одна пара кожаной обуви должна быть у каждого в нашей стране.

Справочно: сегодня выпускается 20 млн пар в год. Конечно, придумали много материалов, имитирующих кожу. Но это всегда будет имитация и не сможет заменить натуральный материал. Конечно, обувь с искусственным верхом дешевле, и наши граждане вынуждены экономить. Но, согласитесь, сначала надо открыто сказать, что они заслужили иметь хотя бы одну пару обуви из натуральной кожи.

Необходимо разработать программу для последовательного наращивания объёма до целевого уровня. Продумать всё, включая тот факт, что обувь должна быть доступна. В конце концов, пусть государство построит современные обувные фабрики и отдаст их в управление тем, кто способен и хочет управлять.

В Колумбии не встретишь обувь из кожзама китайского производства. Жители Колумбии понимают, что такая обувь вредна, и поэтому предпочитают обувь из натуральной кожи, пусть даже на ней будет какой-то прижизненный порок. Это лишь говорит о натуральности, зато она доступна и недорога. К тому же надо понимать, что вся дешёвая обувь, которая завозится в РФ, спустя два-три месяца попадает в мусорный бак и на свалки. Вот вам и отношение к окружающей среде. Необходимо вводить такие же пошлины, как в Европе, делать проверку на содержание вредных веществ и соответствие требованиям до того, как она попадёт на прилавки, и обязательно уничтожать за счёт поставщика, не забывая, что и за утилизацию надо тоже заплатить. Информировать население о подобных случаях (компаниях, странах, марках).


Сможет ли кожевенная промышленность обеспечить обувщиков

и хватит ли кожи?

Объёмы производимой кожи во всём мире зависят от потребления мяса и молока. Люди, не работающие с кожей, не знают, что не всякий вид кожи можно сделать из шкур, полученных от животных, выращенных в Российской Федерации, или из разных пород скота.

Отечественное сырьё хорошо подходит для кож среднего ценового диапазона, которые идут для массового сегмента обуви. А вот для дорогой модельной обуви и специальных кож сырья в России маловато.

Поэтому, конечно, какие-то виды кож обувщикам придётся покупать в других странах, также как и кожевникам какие-то виды кож придётся экспортировать, так как в этом виде будет образовываться излишек. Сезонность тоже накладывает отпечаток, и в определённые периоды спрос превышает предложение, а в другие — наоборот. Это нормально, так работает весь мир. Главное, что основной спрос может быть удовлетворён отечественными материалами. Кожевникам также необходимо учесть, что придётся быть намного более гибкими. Вряд ли можно будет разработать некий артикул на два-три года вперёд и выпускать его массово, думая, что потребителям он понадобится в будущем надолго. В Европе кожевенная промышленность работает быстро и под заказ. Главное, иметь последовательную, долгосрочную программу по наращиванию производства и не менять её, как у нас часто бывает. Начинаем и забываем, зачем всё это делается. Государство должно тоже отвечать за свои обещания. Тогда и с бизнеса можно что-то спрашивать.

Госзакупки и ФРП

Правильное и полезное постановление по поводу использования в госзакупках отечественных материалов и отечественной продукции. Это не только рациональное использование государственных денежных средств, но и серьёзная поддержка отечественной промышленности. Недостатком является отсутствие горизонта действия этого постановления. Это навсегда, на год или до какого события? Бизнес должен понимать, можно ли делать долгосрочные инвестиции или нет.

Министерством промышленности и правительством РФ разработаны и утверждены и другие меры поддержки промышленных предприятий разных отраслей, и многие очень неплохо работают.

Несколько слов скажу о Фонде развития промышленности (ФРП). Данный фонд оказывает финансовую поддержку проектам, которые направлены на создание новационных товаров и материалов или продукции, которая не производилась на территории РФ и имеет экспортный потенциал.

Лично я считаю проектный подход наиболее эффективной формой развития. Получить поддержку фонда непросто. Необходимо серьёзно проработать проект: это и маркетинговые исследования, и бизнес-план с расчётом величины вложений и период окупаемости. Упрощать ни в коем случае нельзя, ведь именно такая подготовка позволяет понять — проект жизнеспособный или нет. Да и комиссия, которая выносит решения на последнем этапе, весьма компетентная. Желающих обращаться в фонд всё больше. Мы тоже участвуем в двух весьма серьёзных проектах и по одному получили поддержку от фонда.

Импортозамещение

Наше предприятие и ранее занималось импортозамещением. Скажем, в 2005–2006 годах до 90% мебельной кожи было импортной. Мы организовали производство, инвестировали в оборудование и технологии, и сегодня пропорция обратная — 90% мебельной кожи отечественного производства. Но, конечно, сегодня эти процессы стали особенно актуальны, и мы также приняли участие в этом. Так, до сегодняшнего времени на территории РФ не производились кожи для автомобилей, ж/д транспорта, судостроения, авиации. Мы не только разработали технологии производства для получения материалов, соответствующих международным стандартам, но и организуем серийное производство этих материалов на территории РФ. Кроме того, обувщики и галантерейщики обратились к нам с просьбой расширить ассортимент выпускаемой продукции с целью заместить материалы, которые они традиционно получали из Турции и Италии. В этом направлении тоже продвинулись и хорошие результаты получили.

Оригинал статьи: ТПП-Информ